• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: моя россия (список заголовков)
00:37 

Встреча 5.

Только через сумасшествие можно постичь истину
Мысли.. Не мысли, вспышки в темноте сознания. Яркими звездами. Сжигающей Бетельгейзе. Сквозь тишину естества, сквозь ярость голода, пульсирующей кровью. Кровью. Кровью. Тсс.. Тишина космоса. Без вкуса, без запаха. Только спокойствие. Только контроль.

Открыла глаза. Высокий потолок. Сумерки. Свет от лампы. Вдох. Запахи. Дерево, ткань, но сильнее всего ее запах. Живой запах, запах крови. Зверь тут же высушил губы, забился в груди. Тише. Взять себя в руки. Контроль. Контроль.
Я подняла голову. Она стояла недалеко от меня, разглядывая вещи в шкафу. Высокая, тонкая, с густыми темными волосами, ее руки порхали с вешалки на вешалку и вдруг замерли. Она обернулась ко мне.
- О, Вы проснулись, - солнечно улыбнувшись, она подошла к кровати, двигаясь будто плывя. - Я постаралась подыскать Вам одежду по размеру.
Она протянула мне брюки и кофту.
- Спасибо! - Голос превратился в рычание из-за пересохшего от жажды горла. Она вздрогнула от неожиданности, но потом, улыбнувшись, сказала:
- Одевайтесь и приходите пить чай.
Она тихо закрыла дверь. Я осмотрела вещи, которые она мне предложила. Классические брюки и легкая кофта, приятного зеленого цвета. Моя спасительница была стройнее меня и, вероятно, ей стоило труда найти в ее гардеробе вещи, подходящие мне по размеру.
Я быстро оделась, но выходить не спешила, не зная, что меня ждет за дверью, но крови оставалось совсем мало, чтобы тратить ее на ментальное изучение местности. Оставалось только положиться на внутреннее чувство доверия к моей спасительнице.
За дверью моей спальни оказался коридор, который привел меня к лестнице, но на запах свежей выпечки можно было идти с закрытыми глазами. Спустившись по лестнице, я отыскала столовую, где меня ждала моя хозяйка дома. Но только я хотела войти в комнату, как мимо оттуда резко вышел разъяренный мужчина, нечаянно зацепив меня плечом.
- Простите! - зарычал он и направился к входной двери. Казалось, каждый его шаг оставляет след на безупречном паркете. Выйдя за дверь, он с такой силой хлопнул ею, что она слетела с петель, вырвав одну из них из косяка. С той стороны послышались удаляющиеся ругательства.
Я заглянула в столовую. Слегка побледневшая Девушка сидела за столом, стиснув аккуратные руки.
- Проходите, пожалуйста! - она перевела взгляд на меня. - И простите несдержанность моего брата. Он слегка... Расстроен.
- Я очень надеюсь, что не я стала причиной ваших разногласий с братом.
- Нет, конечно! - Девушка улыбнулась мне и поднялась из-за стола, жестом приглашая меня присесть.

@темы: Встреча, Моя Россия

12:20 

В свете Луны.

Только через сумасшествие можно постичь истину
Проксимо, ты уже читал :)
читать дальше

@темы: Моя Россия, Оборотень

12:40 

Встреча. 4.

Только через сумасшествие можно постичь истину
Глубокий вдох. Кашель склеил легкие. Не вдохнуть. Снова темнота.

Еще раз вдох. На этот раз аккуратный, неторопливый, жгучий огнем. Еще один, еще меньше. Вырвало кровью. Я засмеялась, сплевывая ее. Бодрит! Как мутно в голове. Сжала руки в кулаки, руки в порядке. Поднялась на локтях. Ноги.. А ног я не чувствовала. Я боялась открыть глаза. Захрипело где-то в груди. Черт! Я от души выругалась. Легкие, наконец, распрямились и начали действовать почти полностью. Шум в ушах приутих, и я попыталась прислушаться. Бесполезно, тишина орала в уши.
И тут я почувствовала свои ноги. Как через вату. Меня перехватило в районе сплетения и резко дернуло вверх. Я вскрикнула от боли и открыла глаза. Мутная пелена, ватно-молочная, застилала все вокруг. Проморгавшись и стиснув зубы, я наконец осмотрелась.
Я была в небольшой комнате, довольно темной и практически пустой. Из мебели в ней были только два стула и зеркало на стене. Я была подвешена в воздух, невысоко, но достать до пола никак не могла. Крепко связанные под грудью кожанные ремни перетягивали ребра, заставляя их сгибаться, мешая шевелиться, мешая дышать. Я попробовала подтянуться на руках, и в этот момент ремни растянулись в разные стороны. Ребра угрожающе затрещали, и я, закричав, замерла. Медленно ремни ослабли. Хорошо, главное не шевелиться. Я посмотрела в зеркало на стене.
- Ладно, я поняла. Дергаться не буду.
Тишина была мне ответом.
Такая простая была ловушка, и так глупо я в нее попалась. Я хмыкнула и скривилась от боли. Хорошо, больше не хмыкаем.
Я осматривала ремни, пытаясь понять, как из них выбраться. Слишком сложно. Непонятно, как они перевязаны и спутаны. Попыталась прочувствовать потоки их кожи, и тут же ребра затрещали снова. Кость сломалась с неприятным звуком и порвала кожу. Я истерично взвизгнула. Слезы покатились из глаз. Я перестала шевелиться, зато начала орать. Орать так громко, насколько позволяли перетянутые легкие. В голове был шум, и я плохо понимала, что кричу. Я запомнила, что требовала их главного, кем бы он не был. Я требовала объяснений. Ответом мне была тишина. Перебесившись, я безвольно повисла в воздухе в ожидании.
Прошло несколько часов. Кожа на сломанном ребре стала постепенно затягиваться, мешала лишь торчащая кость. Внезапно ремни ослабли, и я рухнула грудью на пол. От неожиданности я не успела сгрупироваться, и ребро вдвинулось обратно от удара. Я успела подумать, что горло уже наверно устало кричать, но новая волна боли скрутила меня так, что и кричать не пришлось, я могла только захрипеть.
Открылась дверь и вошел собрат. Откинув мыском ноги валяющиеся ремни, которые уходили куда-то в стены, он сел на корточки передо мной, участливо молча, сложив пальцы в замок. Я посмотрела на него сквозь туман, мутивший взгляд. Такие знакомые красивые, точеные черты лица.
- Рашид, - выдохнула я и хрипло засмеялась сквозь слезы. - Ну конечно!
Он грустно улыбнулся мне:
- Каина. Так, кажется, ты предпочитаешь сейчас, чтобы тебя звали? Или ею ты всегда и была? - Холодные черные глаза не улыбались.
Мой смех превращался в истерику. Рашид. Утонченный, благоразумный, обходительный и совершенно безжалостный. В его глазах когда-то тонула Катрин. О них же она и плакала, когда услышала о покушении на него. Не о нас, на которых повесили обвинение в том нападении, а только о нем. Была готова умереть от его руки. И сейчас Шериф французского Князя сидел передо мной на корточках, заглядывая мне в лицо, убирая холеными пальцами волосы с лица, стирая дорожки слез. Я постепенно успокаивалась, и, перевернувшись на спину, уставилась на едва освещаемый потолок.
- Ну вот и хорошо. Ты готова разговаривать? - спросил он меня вкрадчиво.
- Готова, - прошептала я.
- Умница, - похвалил он меня, в задумчивости проводя ладонью по моему телу. - Тогда рассказывай, где она?
- Я не знаю, - просто ответила я, следя за его рукой, которая начала обратный путь по мне.
- Ты знаешь. В этом я уверен, - тихо ответил он, положив руку мне на грудь, касаясь пальцами шеи.
- Нет, - я даже не улыбалась, чувствуя возрастающее давление его ладони.
- Такая красивая, и такая глупая, - грустно качнул головой он и почти не замахиваясь ударил меня по ребрам, туда, где свитер был порван костью, вылезшей наружу. Воздух кончился. Осталась только темнота и звезды. "Где-то там моя Бетельгейзе", - почему-то вспомнилась мне старая нежная сказка про двух путешественников в космосе. Темнота начала постепенно рассеиваться, но я хваталась за нее из последних сил, пытаясь не вернуться в ту серую комнату, где меня ждала боль. Я услышала вой. Где-то в глубине себя. Кто-то почувствовал мою боль и сейчас бежал ко мне, пока связь между нами крепка. Надо вынырнуть, пусть найдет, пока подсознание дает направление.
Боль жарким солнцем взорвалась в теле, когда я пришла в себя. Шериф постарался уравнять большинство моих костей до состояния открытых переломов и сейчас, лежа рядом со мной на холодном бетонном полу, согнув локоть, другой рукой гладил мою руку, разводами размазывая кровь.
- Ты со мной? Я рад. Я немного тебя.. потрогал, так что лучше не шевелись, а то будет совсем больно, - сказал он очень тихо, одновременно зацепив торчащую из руки кость. Я замычала от боли. - Ты знаешь правила, ты мне рассказываешь, я тебя отпускаю.
Потянувшись, он слизнул слезинку с моей щеки.
- Ты хорошо поела перед тем, как попасть сюда, - он окунул палец в лужу крови на полу. - Но я тебя высушу, и выброшу, если ты мне не расскажешь, где она. Мне нужна она, - как ребенку объяснял он мне.
Моя вселенная рушилась. Горячая боль окутала все тело, вынуждая выгибаться спину, но каждое движение причиняло еще большую боль.
Зазвонил телефон. Его телефон. Он раздраженно посмотрел на трубку, но, встав, отошел и ответил. Молча выслушал, не выражая никаких эмоция, ответив короткое "хорошо" и отключился. Повернувшись, посмотрел на меня пару секунд и вышел.
Я отдышалась и стала вправлять кости. Одну за одной, шипя, но старательно вдвигая, чувствуя как они становятся на место, заставляя оставшуюся кровь циркулировать вокруг переломов, заживляя. Собрала кровь с пола, помазав сверху ранки, затягивая. Надо было торопиться. Кто бы его не вызвал, он постарается вернуться побыстрее.
Я села. Некоторые кости царапнули по внутренним органам, но те быстро затянулись. Я чувствовала приближающийся рассвет, или просто слабела от недостатка крови, которая вся была направлена на регенерацию, но голова кружилась, а еще надо было придумать способ выбраться.
Я подошла к двери. Дотронулась до нее и прикоснулась лбом, спрашивая. Тяжело скрепя толстым деревом, дверь нехотя впустила меня в свою суть, рассказывая его последние действия. Вот он нажимает на замок, вот здесь, справа, на самый уголок. Нажала. Затем быстро касается рукой над ручкой. Щелчок. Есть. Дверь поддалась. Приоткрыв, я выглянула в длинный темный коридор. Никого не было видно. Я захлопнула дверь, громыхнув засовами снаружи. Мне повезло, что Шериф, выходя, поленился закрыть меня. Быстро по коридору, между дверей, бегом, ощущая ноги до последнего нерва, стиснув зубы. Еще одна дверь. Открыла. Куда-то вниз по лестнице, снова вверх. Мышцы сокращаются. Падаю. Голова кружится, крови мало, шум где-то недалеко. Еще несколько дверей. Перед глазами туман. Дверь.
Холод улицы. Открыла глаза. Жаркие люди. Такая быстрая, живая кровь. Вижу их тепло. Такое мягкое, стремительное. Упала на колени, вцепилась в лед пальцами. Только не думать о ней, только не броситься. Не выпускать Зверя, рвущегося из груди, мешая вдохнуть глубоким гортанным рыком. А ведь просто нужно отпустить себя, и боль пройдет, и кожа будет рваться с влажным звуком, пуская внутрь клыки, а кости будут ломаться с треском в жарком объятии, и кровь хлынет.. Один, второй, третий-все насытят и падут, как и должно быть, - подвывал тихонько Зверь. Стон сознания, такой слабый, такой неуверенный, но единственно верный сумел перекрыть это подвывание. Ногти сломались о лед, тело напряглось, вытягиваясь в струну, но это снова мое тело, и алый туман уходит из глаз, оставляя лишь опустошение, останавливая сердце, приглушая дыхание, чтобы не гонять зазря. Чьи-то руки подхватили. Тянут вверх, поднимают. Сопротивляться. Не сопротивляться. Женщина. Успокаивает. Едва знакомый запах. Знакомы? Подняла глаза и столкнулась взглядом. Нет, не знакомы. Обеспокоенная. Что-то говорит. Адрес. Какой адрес? Сажает в машину. Куда? Не важно. Солнце скоро. Солнце скоро.. Солнце..

@темы: Встреча, Моя Россия

13:46 

Встреча. Часть 3.

Только через сумасшествие можно постичь истину
Быстрым шагом я вошла в кафе и остановилась, озираясь в поисках нужного столика. Его серо-голубые глаза пристально следили за входом и, конечно, он заметил меня раньше, чем я его. Секунда, и наши взгляды перехлестнулись. Он поднялся мне навстречу. Время замерло. Я вспомнила, как эти голубые глаза лихорадочно светились той ночью, когда он рассказывал мне о себе, светились как два ледяных уголька в полной темноте, пока он захлебываясь эмоциями говорил, говорил.. Вспомнила и как они пылали, когда там, далеко в прошлом, на глазах других собратьев, собравшихся на большой праздник, он приник к моей пораненой руке и жадно пил мою кровь, добровольно связывая себя узами покорности, скрепляя союз ледяными губами.. И сейчас он прочел эти воспоминания в моих глазах и довольно улыбнулся. Я вздохнула, и время снова пошло, и о меня наконец споткнулась выходящая девушка. Пробормотав невнятные извинения, я направилась к нему, стараясь придерживаться нормальной скорости, несмотря на то, что мне хотелось побыстрее покончить с этой встречей. Но излишнее внимание нам было ни к чему. Он улыбался. Его невысокая, худощавая фигура была расслаблена, но как только между нами осталось несколько метров, он поклонился мне и галантно протянул руку, чтобы помочь присесть. Я приняла его приглашение, и он устроился напротив, не обращая внимание на взгляды и перешептывания окружающих, удивленных его манерностью. Я улыбнулась.
- А я хотела не привлекать внимания, - одними губами произнесла я.
- Ты привлекаешь внимание уже своим присутствием, - одними же губами ответил он и еще шире улыбнулся. Почему-то я подумала об оскале.
- Здравствуйте, девушка! - Поздоровался он со мной уже вслух.
- Здравствуйте, молодой человек, - вступила я в игру. - Так ты скучал?
- Конечно! Истосковался всей душой и сердцем! - картинно приложил ладонь к груди.
- Почти верю, - засмеялась я.
- Обижаешь! Помнить тебя не переставал ни на секунду! - чуть надул губы. Еще бы, узы достаточно свежие-подумалось мне и я ухмыльнулась.
- Не стоит, дело не только в них, - вот теперь это был стопроцентный оскал, сомневаться не приходилось. Приглушенный свет кафе блеснул на острых клыках.
- Возможно. А ты все также читаешь меня как открытую книгу.
- Бывает, - смущенно заулыбался он. - Но насколько же интересной бывает эта книга.
Я ответила широкой улыбкой на этот комплимент.
Подошла официантка и спросила, готовы ли мы заказать. Не раздумывая, я попросила фраппе. Он же, напротив, заинтересованно посмотрел на девушку, которая быстро покраснела под его взглядом.
- А что бы Вы посоветовали? - нежно мурлыкнул он, вгоняя девушку в состояние ступора. О, как хорошо я знала этот томный взгляд из-под ресниц, взгляд кота на сметану. Многие поддавались этим чарам, несмотря на его невзрачную внешность, не умея проигнорировать их.
Пользуясь тем, что его внимание направлено на девушку, я решила быстро просканировать его. Аура мерцала, что было не удивительно для такого ветренного существа. Читалась сытость, удовольствие, и что-то еще.. Он повел плечами, я моргнула и это что-то еще закрылось сильным потоком разочарования. Теперь он смотрел прямо на меня.
- Ай-ай-ай, плохая девочка! Зачем исподтишка? Попросила бы, я бы и сам показал, - в его голосе сквозило раздражение. - Ты знаешь ведь, что от тебя у меня нет секретов.
- Капучино, - небрежно бросил он официантке, не глядя на нее.
Внезапно в меня будто врезался самосвал, а затем он обхватил мое сознание холодными щупальцами. Я задергалась, закрывая мысли.
- Ну, детка, откровенность за откровенность, - прошептал он, глядя мне в душу.
Быстро замазывая мысли, я ничего не ответила, только наполнилась радостью и удовольствием.
- Да на здоровье, - открылась я.
- Замазываешь почти полностью, и очень быстро! - похвалил он меня. - Но недостаточно хорошо и быстро. Ты боишься меня? Не стоит, ты же знаешь, я не могу причинить тебе вреда.
- Своими руками нет, но через других..
- Я тебя умоляю, девушка, я просто пришел тебя увидеть. Не уподобляйся старым параноикам. Уж мне-то ты можешь доверять!
- Я доверяла тебе, и что видела? А доверие Князя, наверно, было слишком сильным? - я вызывающе ухмыльнулась.
Он поморщился.
- Ах это.. Не забивай свою головку.
- Что значит, не забивай? Ты пустил обо мне такой слух, столько грязи, а теперь не забивать?
Я обратила внимание, что официантка замерла в паре шагов от нашего столика и переминается с ноги на ногу, чуть подергиваясь, будто наткнувшись на невидимую преграду. Я закатила глаза и молча указала ему на девушку. Он удивленно обернулся и засмеялся.
- Кажется, это наш кофе! - С этими словами он снял барьер, и девушка смогла пройти, удивленно хмурясь, но вновь попав под его чары, улыбнулась и залепетала, что-то про кофеварку и нерасторопность некоторых сотрудников. Потом совсем покраснела и убежала. Он, весело смеясь, повернулся ко мне, но увидев мое пасмурное лицо, настроение его поугасло.
- Отвечай мне! - Потребовала я.
- Что? Что ты хочешь услышать?
- Зачем ты устроил цирк перед Князем? Нашел каких-то свидетелей, подтасовывал факты.. За-чем? - По слогам повторила я.
- Ну как тебе сказать? - Смутился он. - Ну так вышло.
- Так вышло?! Твою мать, ты меня подставил, и это просто так вышло?! - Заорала я так, что подскочили другие посетители кафе.
- Тс-с-с! - Зашипел он мне.
- Не шипи на меня, змей хренов! - Продолжала я орать.
- Что? Что ты хочешь услышать? Услышать, что это была банальная ревность? Услышала?! Будто я не вижу, как ты смотришь на него, ты восхищаешься этим медведем!
- Не твое дело, как я и на кого смотрю! Ты мне никто! И никем останешься, неужели не понял?! - взвизгнула я.
И тут я ощутила, как над нами возник отворотный щит. Он тоже напрягся и замолчал.
- Это ты? - спросила я, хотя уже знала ответ.
- Я? Нет! Ты знаешь, я люблю играть на публику, - подмигнул он мне. Я фыркнула. - Но кажется, я знаю, кто это.
Почти физически я ощущала, как его холодные, липкие щупальцы ощупывают купол, ища подпитку. Он мрачнел все больше.
- Кто же настолько сильный? - бормотал он себе под нос, посматривая на меня, пытаясь найти ответ. - Не сам твой защитничек, это точно. Сам бы не стал так церемониться. Кто-то из его цепных псов. Интересно, как он их к себе привязывает? Заставляет испить?
- Не сравнивай остальных с собой, - одернула его я.
- Ой-ой! Как страшно! Я понял твой намек, детка, только он излишний, - улыбнулся он мне. - Я ведь только хотел поболтать. Пусть слушают. Твое здоровье! - и он не торопясь начал пить кофе.
- Ты пей фраппе-то.. Что залипла? - Его глаза заблестели.
- Нет желания, спасибо!
Он залпом осушил остатки кофе и отставил чашку.
- Ух! Греет почти как кровь! А теперь к делу.. Где Катрин? - Спросил он уже деловым тоном, ставя свой купол снизу чужого, заглушая наш разговор. Кажется, сейчас я узнаю цель нашей встречи.
- О! Вот теперь все стало гораздо понятнее! - засмеялась я. - Катрин далеко, тебе ее не достать.
- Ну до тебя-то я добрался. Через тебя найду и ее. Только думай погромче, пожалуйста, я стал хуже тебя слышать в последнее время. Давай так, ты выкладываешь мне, где она, а я тебе даю фору и немного задерживаю идущих ищеек. Вы с ней переплюнули себя - из Франции за вами ломятся аж две команды, и какая из них сильнее, сказать не могу. Твой Князь даже не успеет заметить, как тебя заберут. Давай, рассказывай, где она.
Я рассмеялась и глотнула фраппе. Забытый вкус печенья удивил язык.
- Кстати, очень забавно, попробуй, - подвинула я к нему стакан.
- Сучка, издеваешься? А ведь я только добра тебе хочу.
- Ох, какие выражения! Фи, какая грубость!
Он замер и несколько минут рассматривал меня молча, успокаиваясь, а затем рассмеялся.
- Все такая же слишком самоуверенная! И этот непокорный взгляд.. За тобой идут по следу очень хитрые псы, их просто так не одолеть. Я сумею ненадолго послать их другим путем, я скажу, что ты уехала, потерялась где-нибудь на территории России. У тебя будет время подумать, куда бежать. Всего лишь скажи мне, где Катрин. Всего лишь выдай правосудию. Ты же знаешь правила. Любое нарушение должно быть наказано. Силовики получат ее, и у тебя на хвосте останется только одна команда. А ведь Он знает, что ты в Москве. Знает, но выжидает, придерживает ищеек, ждет, пока ты ошибешься. Ну давай же, говори!
Как же он был убедителен, как просто было бы просто назвать место, откуда можно было бы начать искать ее. И все, и можно было бы бежать, выгадывая время. Из Франции за нами действительно тянулись два хвоста, за каждой свой, но и та и другая группировка с большим удовольствием получили бы хотя бы одну из нас. Потом бы смогли выйти и на другую.
Хуже всего в его словах была доля правды. Мой преследователь знает, что я в Москве, но также знает, что Князь не выдаст меня ему просто так, поэтому плетет тонкую интригу и ждет мою ошибку, чтобы положить ее в центр сети в качестве наживки, которой он сможет затормозить московского правителя. Все это пролетало в моей голове, а я все смотрела в чистые, невинные глаза сидящего передо мной. И все не верила ему.
- Говори, детка, а то они совсем близко, - улыбнулся он. И тут я ощутила горячие прикосновения, прожигающие купола тишины. К нам кто-то прорывался, и я догадывалась, кто.
- А я предупреждал.. - Расслабленная фигура передо мной ухмыльнулась.
Я улыбнулась, поднялась и, перегнувшись через стол, нежно поцеловала его в щеку.
- До встречи, милый!
Ощущая жгучие удары ладонями по куполам, я вырвалась из-под них и побежала к задней двери. Люди не успевали заметить мое движение, лишь недоуменно смотрели на упавшие со столов салфетки.
Дверь, кладовка, какие-то ящики. Комнатка была совсем небольшой и оказалась полностью заставлена. Я помнила другое. Зарычав, я захлопнула позади себя дверь. Быстро работая руками, я отшвыривала коробки с какой-то мутью, пробиваясь к дальней двери. Быстрее! Еще быстрее! Я слышала как охранники бегут на грохот, а дверь не задержит их надолго. Вот и дверь. Конечно, закрыта. Выдохнуть. Успокоиться. И несильным ударом открыть, выбить. Вот тут. Есть! Плечо саднило. И тут я встала, как вкопанная, уперевшись в железную дверь позади обычной. Ну конечно! Как я могла забыть! Я рассмеялась и села на корточки, прижавшись спиной к взломанной двери. Позади громыхала хлипкая дверь, прижатая коробками. Скоро охранники кафе ее откроют. Или это не охранники. Что же делать? Катрин умела открывать замки, а я так этому и не научилась, хотя в свое время она и пыталась меня заставить. Эх, Катрин!
И тут раздался щелчок, и железная дверь передо мной открылась. За ней стояли трое. Собратья, и явно не от Князя.
- Пройдемте! - Протянул один из них руку. Мне не оставалось ничего, кроме как взять его руку и переступить порог. Позади защелкнулась тяжелая дверь, и в этот момент я почувствовала острый укол в спину в районе сердца. Мир умер вокруг меня, я потеряла сознание.

@темы: Встреча, Моя Россия

16:39 

Встреча, часть 2.

Только через сумасшествие можно постичь истину
ва дня пролетели незаметно. Наступил вечер встречи. Я выспалась и была готова к любым поворотам, хотя меня и потряхивало в предвкушении. Потянувшись, я взяла телефон. Долго гладила чуть теплый мягкий корпус и, наконец, позвонила.
- Добрый вечер! - Поздоровался он первым.
- Мой Князь, - поприветствовала я его.
Он ждал, пока я начну рассказывать, а я все никак не могла подобрать слов. Он знал, о моих приключениях, знал, что я в розыске, и уже не один раз брал на себя риск из-за меня. Слухи обо мне, которыми полнился окружающий его круг собратьев, были преувеличены. Только те, что доходили до меня, заставляли шевелиться волосы на голове, а ведь я знала совсем не многое. Поэтому могла только надеяться на то, что он сможет распознать, где правда и где ложь. Его добрые глаза, лучащиеся радостью, навсегда врезались в мою память.
И сейчас я собралась и начала рассказывать ему все. Он молча слушал и про историю Катрин и Черта, и про звонок, и про то, что я собиралась встретиться с ним. Он хорошо помнил, как несколько лет назад Черт рассказывал про меня небылицы, пытаясь вселить в сердце Князя сомнения и недоверие ко мне, убеждая в измене и лжи, надеясь выгнать меня из города, где мне были рады, не понятно почему. Московский Князь никогда не был добрым или мягким собратом. Его знали как сурового и строгого правителя. Но когда он смотрел на меня, его глаза светились.
И сейчас он слушал меня молча. Лишь попросил повторить название кафе, где мы собирались встречаться. И положил трубку. Вот и все. Это был мой план Б. По крайней мере, что бы не случилось, он знал бы, что произошло.
Я встала и стала собираться. Прическа, одежда, макияж.. Все проходило мимо меня как во сне, на автомате. Только смешные штаны-шаровары отвлекли меня от моих сосредоточенных мыслей. Я просчитывала пути побега, вспоминая все запасные выходы, подсобные помещения кафе. Кнут привычно свернулся на поясе. Посмотрела на себя в зеркало. Слишком сосредоточена. Слишком зализана. Нерешительно улыбнулась своему отражению и чуть взлохматила волосы. Последние штрихи, ответила на долгожданную почту, взяла шарф, закрыла дверь.

Решила не брать машину. Кафе было не далеко, а мне было некуда торопиться, скорее я даже пыталась оттянуть момент встречи. Как секунда сладкой боли - и жжется, и хочется. Азарт? Возможно, скорее всего именно так. Игра только начиналась, и, видмо, будет она долгой.
Улица встретила меня метелью и потеплением. Скептически улыбнувшись, затолкала ненужный шарф в сумку. Так и не получилось провести эксперимент. Ничего, еще будет возможность. Улыбаясь и отгоняя свои не веселые мысли о предстоящей встрече, я не заметила, как залюбовалась поземками снега, неустанно перемешиваемые ветром на асфальте, блестящими в свете фонарей. Брильянтовую крошку кто-то просыпал в снег сегодня. Проходя мимо припаркованных машин, с одной из них самыми кончиками пальцев сняла горсть волшебства и бросила перед собой. Не тая, шагов десять передо мной, кружилась, висела алмазная пыль, все никак не опускаясь, цепляясь за одежду, подмигивая мне переливами. Все будет хорошо. И тогда я поняла, что все будет именно так. В этот момент, когда моя улыбка стала решительной, я и вошла в кафе.

@темы: Встреча, Моя Россия

15:31 

Только через сумасшествие можно постичь истину
Телефонный звонок. Знакомый голос. Жутко знакомый голос в трубке заставил вздрогнуть и оскалиться.
- Здравствуйте, девушка! – В голове запрыгали мысли. Ну что ему нужно? И телефон не забыл. Зачем звонит?
- Алло? Ты меня слышишь? – повторил он, не услышав ответа.
- Конечно, слышу. Как дела? – Улыбка натянулась на оскал, утопив его. Только искренность.
- Хорошо, а ты как? Давно тебя не видел. – Улыбается. Слышу это.
- Пойдет. Прорвемся, - мурлыкнула в ответ.
- Что нового? – заурчал он в свою очередь. Хорошо, поиграем в игру мятной радости от звонка.
- Все по-старому, ты же меня знаешь, я консервативна.
- А я тут ездил в Тверь.. – Замолчал. Сердце сжалось – там же Катрин. Ждет моей реакции.
- Правда? Знаю город такой. И как там? – Искренне заинтересовалась я. Нельзя даже выдохом дать ему знать, что я думаю, что готова заорать на него от злости. Но может не все так страшно.
- Да, заезжал по пути в Санкт-Петербург. Уловил там твои нити. Ты там была? – Голос стал ледяным.
- Не помню, может, рядом проезжала, зацепила кого-нибудь из людей нечаянно, вот метку ты и уловил, - растопленным маслом растеклась я.
- Ну, может быть. – Звякнул сталью голос. – Хотя не похоже, что нечаянно, очень сильный след.
- Может, ты просто вспомнил обо мне, и тебе так показалось? – Еще шире улыбнулась я. Тихо-тихо, сердце.
- Возможно, - улыбнулся в ответ. – Может, тогда избавишь меня от наваждения? Давай встретимся?
- Встретимся? А зачем? – Напряглась я.
- Просто так, - отрезал. – Ну, посидим, поболтаем о жизни… - Исправился.
- Знаешь, так много разных дел..
- Да брось! Какие у тебя могут быть дела? Все равно ведешь приличный образ жизни, - озорно засмеялся.
- Ну, может быть, перезвони мне через пару дней. Я что-нибудь придумаю.
- Запиши мой новый телефон. Вдруг пригодится. – Я записала.
- Тогда созвонимся. До скорого свидания, девушка! – Улыбнулся.
- До свидания, молодой человек! – Расплылась я в ответ. Сброс.
Невиновный телефон летит в стену. ЗАЧЕМ Я ТЕБЕ НУЖНА??? Мой молчаливый крик разнесся по квартире, спотыкаясь о кресла, цепляя шторы, скользя по столам. Он просто так не звонит. Бывший друг. Последняя наша встреча закончилась совсем нехорошо – не поделили территорию. Обманом и хитростью пытался очернить меня перед Князем. Не удалось, но желание осталось. И желание не просто встретиться и поговорить. Где-то я ему, видимо, дорожку перешла, или возникла возможность меня подставить. Весело улыбнулась. Хочет поиграть? Поиграем. Но если он нашел Катрин.. А он нашел именно ее. След, о котором он говорит, точно тянется к ней. Разорвать нашу связь не получится еще долго – нити крови пока не дадут. Хотя я и надеялась, расставаясь с ней, что со временем, растеряв нас, о нас забудут или хотя бы отложат погоню.
Видимо, нет. Если он засек нас, то наши преследователи найдут нас тем более. А может.. Ведь они могли выйти на него, и теперь он разыскивает нас для них. Губы задрожали. А ведь он знает нас довольно давно. С Катрин он был очень близок, знает ее досконально. Значит, это не мои он нити засек, а ее ко мне. И нашел меня. Как просто. Идеальная ищейка.
Что с Катрин? Ее смерть я не ощущаю. Значит, она жива. И местоположение ее не изменилось, значит все еще в Твери. Как быть? Не хочу звонить ей. Он хочет поиграть? Хорошо, я сыграю, но карты перетасую именно я. Я обыграю этого шулера.
Отправила смску, что я готова с ним встретиться через три дня, в людском кафе, поболтать. Он согласился.

Я сменила машину. Ночной быстрый зверь отныне отдыхает до поры. Белый, угловатый и длинный пришел ему на смену. Переливаясь перламутром и хромом под огнями ночного города.
Я выехала на МКАД и уже заканчивала второй круг. Мне надо было подумать.
МКАД. Иногда кажется, он бесконечен. Иногда кажется, что вот-вот и машины расступятся, а впереди останется только длинная полоса дороги куда-то в небо. Если не стоит пробка, то иногда кажется, будто мысли начинают бежать впереди машины, все быстрее и быстрее загибая асфальт под капот, подталкивая вперед. Фонари вдоль дороги ночью еле пробиваются дальше нескольких метров в лес по бокам вдоль кольцевой. Последний рубеж хороших дорог в России, как сказал кто-то. За МКАДом уже начинаются трещины, неровности, ухабы. И все усиливаются в зависимости от дальности расположения от Москвы. Но по МКАДу можно кружиться долго-долго.
Вот я и накручивала второй круг, раздумывая, как быть дальше. Первый круг я просто пролетела, второй ехала довольно медленно, заглядывая в темноту скоплений деревьев, останавливаясь и сидя на ограждении, улавливая порывы воздуха от проносящихся мимо машин. Время незаметно утекало. Надо было ехать.
И вот, разгоняясь после остановки, я заметила краем глаза серую тень, метнувшуюся к моей машине, и почувствовала сильный удар по крыше. Не успела я затормозить, как к лобовому стеклу прижалась серая морда, быстро изменившаяся на человеческую. Длинные волосы прижало встречным ветром к стеклу, кончики пальцев вцепились в край крыши. Я сразу узнала горящие глаза, рассматривающие меня в темноте салона. Он озорно заулыбался мне и звонко поцеловал стекло. Откинув голову назад, он радостно взвыл. А затем серая тень кубарем скатилась с крыши автомобиля и растворилась в густой темноте леса вдоль дороги. Сердце мое бешено стучало. Я вернулась в город.

«Не много ли встреч для одного вечера», - ухмыльнулась я себе, паркуя машину. Но если первый звонок вытряхнул меня из моего спокойствия и мечтаний о далеких звездах, то вторая встреча обещала приключения, что вполне устраивало мое приподнятое за несколько последних дней настроение.
Я осталась сидеть в машине, тупо глядя перед собой. Темнота салона постепенно остывала. Легкое потрескивание замерзающего на морозе металла. Сейчас кончики волос от дыхания покрылись бы белым инеем, если бы я вышла на улицу. А у некоторых примерзли бы к бровям. Я улыбнулась теплоте воспоминаний и проверила почту. Тишина. Полковнику никто не пишет. Но думает. Я вновь улыбнулась мыслям и откинулась на спинку сидения.
Кажется, в скором времени мне придется кружиться ужом, чтобы не попасться. Надежда на московского Князя. Я верю в его покровительство. Уйду к нему, попрошу укрытия. Он не откажет мне. Вспомнила, как он искал меня в лесу. Что это был именно он, я не сомневалась. Его крик отчаянья, когда он нашел меня под снегом, до сих пор звучит у меня в душе. Будь что будет. Вдруг все не так страшно, вдруг все обойдется, и мой Черт просто хочет встретиться со мной, поболтать. Поболтаем, почему же нет. Я поежилась.
Звякнул внутри меня звоночек. Кошка проснулась и, потягиваясь, ищет меня. Улыбнувшись, сказала ей, что уже иду.
Выйдя из машины, обнаружила возле дома следы большого волка. Как же он вырос..

@темы: Встреча, Моя Россия

21:18 

Снег

Только через сумасшествие можно постичь истину
Белый ровный покров нетронутой красоты леса. Она шла по лесу, не зная куда. Не выбирая направления. Ей в этом помогали сугробы снега, которые скрывали в своей глубине кочки и корни деревьев, выбравшиеся на поверхность земли. Она огибала сугробы и шла дальше, ощущая еле живой поток жизни в корнях и стволах деревьев вокруг нее. Темные стражники тишины окружали ее. Молчаливые, неподвижные. Она касалась руками их коры и чувствовала, как они стонут от прикосновения ее пальцев, более холодных, нежели снег под ее ногами. Они трогали ее своими ветвями и отдергивали их в испуге, узнавая в ней то, чем она являлась.

… Когда-то у нее было свое дерево, полное сил и жизни. Она могла часами стоять, обняв ту березу и уткнувшись лбом в ее ствол, такой надежный и верный. Она слышала мелодию, которую дерево напевало, завидев ее. Их никто никогда не видел…

Воспоминание… Откуда оно пришло? Ведь память услужливо стерла все, что было до Становления. Это была ее жертва, принесенная во имя новой жизни. Жертва, которая определила ее судьбу. Жертва, которая стала ее спасением. Она стерла боль и первые дни после Становления, стерла предательство Сира, который бросил ее. Наверняка бросил. Неопознанное темное пятно в ее ауре не давало ей покоя. Темное пятно появляется после убийства своего… Она знала каждое наперечет, кроме одного… Пятно было размытым, и его рисунок почти не читался, будто кто-то долго тер его щеткой.
«Щеткой памяти», - царапнуло за плечо веткой дерево. «Нет!», - прошептала она и пошла еще быстрее, проваливаясь в снег по колено.
Она вновь и вновь прокручивала в голове свои воспоминания, надеясь зацепиться за какой-то отрывок из прошлого, вспомнить источник гулкой темноты в переливчатой ауре. Она почти бежала. Деревья расступались с ее пути. Глаза побелели, и в волосы набился снег, осыпающийся с веток. Из-за туч выглянул лунный луч, чтобы пробиться через пустую крону деревьев и застыть на секунду на ее лице. Оно сверкало. Маленькие снежинки окутывали ее. «Бесподобна», - шептали ей вслед деревья, но она бежала дальше, не слыша их, погрузившись в себя настолько глубоко, что могла умереть и не заметить этого.
Разве она могла поднять руку на своего Сира, на своего благодетеля, на своего возлюбленного, на своего творца? Разве она смогла бы? Нет! Если только она хотела этого Становления, а если нет… Она долго училась контролировать вспышки ярости, которые захлестывали ее сознание, и Катрин не раз смеялась над ее несдержанностью. Но ведь с Катрин ничего не случилось, а ведь она была во много раз слабее ее Сира, судя по силам, которыми он наполнил ее тело. «Нет…» - прошептала она. Он просто ушел и бросил ее одну. Сказал ей «Ты теперь другая. Учись жить по-новому.» Развернулся и ушел. Она умирала и возрождалась, раз за разом, стирая из памяти боль и разочарование. Сколько времени это продолжалось, неизвестно, и память не держала об этом воспоминаний, оставалось лишь предполагать.
Но темное пятно свидетельствовало о том, что она убила собрата. Причем не просто убила, а высушила. «Нет, нет, нет» - мысли летели впереди нее, она пыталась ухватить ту из них, которая могла вытянуть необходимые воспоминания. Вот-вот, чуточку, и она схватит ее за хвост. Где-то на грани сознания… Снежинки вихрем кружились за ее спиной, оседая белым тюлем на снег, едва тронутый ее стремительным движением.
Образы мелькали в ее голове, давно забытые собратья, позабытые смертные, всплывали в памяти. Все не то и не те. Лица, имена, фигуры, слова, эмоции, ощущения, прикосновения… Пролетали мимо. Пролетали мимо. Пролетали… Мозг сканировал информацию. Прикосновение… Прохлада рук, закрытые глаза, точеное лицо.. Почему этот образ так тревожит? Почему вызывает спазмы во всем теле?? Почему ее тело так жаждало его поцелуя, ловило его дыхание??? Почему он опускал глаза???

Ее подбросило вверх и ударило о ствол дерева. Она сломанной куклой рухнула в сугроб, провалилась глубоко, до мерзлой каменной земли, и осталось лежать, оглушенная отрывком вспоминания и реакцией своего организма на это воспоминание. Снег с дерева вперемешку с корой засыпал место ее падения. Она прижималась к земле не в силах подняться. Его ресницы виновато опущенных глаз, расплывчатый образ его лица… Она замерла между сном и явью, между снегом и землей, между жизнью и смертью… Она потеряла сознание.
Несколько капель едва теплой крови, которые вытекли из поломанного тела, застывали и превращались в льдинки и сосульки. Тело стало медленно регенерировать, кости срастались, раны затягивались, глаза остекленели, руки неосознанно засыпали снегом место падения, и теперь никто не сможет обнаружить ее, даже если бы следовал за ней по пятам. Деревья вновь сомкнули свои ветви, закрывая сугроб, где под снегом замерло тело. Где она вновь лечила свою душу. Разум вновь отступился от памяти, чей барьер чуть не сломал.

***

Сильные руки лихорадочно разгребали большой сугроб.
Он знал, что где-то там внизу она. Он искал ее больше двух недель, с того момента как она пропала не только из поля его зрения, но и из совокупности аур, которые он контролировал. Она просто исчезла. Пропала, как лопнувший мыльный пузырь. Объяснений этому было два. И оба ему не нравились. Либо он мертва, либо в торпоре. Неделю после осознания этого он в панике метался по Москве и близлежащим городам, пытаясь найти ее тело. Его подчиненные боялись даже подходить к нему. А он все давал и давал им поручения. Указывал новые и новые направления для поисков. Его сон сократился и несколько раз он обжигался, просыпаясь раньше положенного времени, торопясь найти ее. А ее не было. Как сквозь землю провалилась. Никаких следов.
Тогда через неделю он начал думать. Прикидывать. Вспоминать. Он поселился в ее квартире, пытаясь распознать ее мысли, ее намерения. Ее кошка с опаской встретила его, но уже через несколько дней радостно топталась на его груди, когда приходило время просыпаться. Он мог часами сидеть в глубоком кресле, перекинув ноги через ручку, как она любила, и гладить мурлыкающе чудо, которое сразу забиралось к нему либо на колени, либо на шею. Даже кошка пахла ею.
И вот один раз он проснулся с четким пониманием, что ее надо искать в малолюдном месте. Конечно, именно там! Через границу государства она не проезжала, и ее не провозили. И границу его владений она также не пересекала. Значит, где-то внутри. Даже если он заглушила свою ауру, его шпионы нашли бы хотя бы маленький след. Тем более, она бы не оставила кошку одну, отправляясь на подозрительную встречу, ведь пушистая была очень голодной, когда он пришел, несмотря на пустой разорванный пакет с сухим кормом.

И он нашел ее.
Его ухоженные пальцы ломали застывший лед как тонкую вафельную прослойку, разгребали мятый снег, но его сердце сжалось совсем от другого холода, от ожидания неизбежного, от боязни возможного. В теле внизу под снегом не было крови. Она замерзла. Тело полностью перестало функционировать. Даже самые минимальные функции организма отключились. Это был либо глубокий торпор, из которого не каждый способен выйти, либо все-таки смерть. Он зарычал, подумав об этом, и в ярости скинул остатки снега. Она вмерзла в красный от крови лед. Клочья волос вперемешку с одеждой оставались в красном холоде, когда он выдирал ее оттуда. Не было даже малейшего восстановления. В полуоткрытый рот набился снег, тоже красный, тоже мертвый. Мертвы были и застывшие руки, примерзшая местами кожа которых тоже осталась во льду.
Он застонал, прижал тело к себе, как маленького ребенка, и побежал. Он «кричал». Собратья в городе вздрогнули от всплеска энергии, а его самые близкие и верные слуги получили образ его местонахождения. Каждый знал, что ему делать, поэтому, когда он выбежал из леса, два автомобиля хищными птицами застыли у края дороги. Он сел в одну из машин и они с ревом сорвались с места.
Он прижимал ее к себе, старался согреть ее замерзшие волосы своим дыханием. Время пути пролетело для него незаметно. Он плохо помнил, как зашел домой. Слуги тихо и молчаливо провели его в гостиную, где все было готово для переливания. Гули готовились в соседней комнате, а один из них уже лежал на кушетке рядом с кроватью. Его глаза чуть блестели от выпитого алкоголя. Его кровь должна была быть жаркой и быстрой, чтобы прогреть ледяное тело изнутри.
Слуги окружили ее кровать, когда хозяин отошел в сторону окна, где и замер. Они действовали быстро и четко. Иглы вонзились в руки, красная и живая кровь побежала по тонкому шлангу. Тихо, безумно медленно тело стало отмерзать, вены стали расходиться, пуская в себя тепло. Но почти вся кровь выливалась из места укола на пол. Когда гуль побледнел, его отвели, а на его место положили следующего. И вновь потекла густая жизнь из одной руки в другую. Вошел следующий, и его кровь стала поступать в другую руку. К телу «подключили» сразу несколько гулей. Любой собрат сошел бы с ума, увидев количество выливающейся крови, но хозяин лишь молча смотрел на ее белое лицо. Хоть капля регенерации.. Он молился об этом.
Прошел час активного переливания. В его кармане зазвонил мобильный. Номер был неизвестен. Он поднял трубку. «Она жива?» - глубокий встревоженный голос. «Пока нет», - спрашивать имя звонившего не было нужды. Он знал, что именно от него она бежала уже много лет. «Заклинаю тебя…» - голос не договорил. Князь промолчал. На том конце положили трубку.
«Хозяин» - прошелестел один из слуг. Князь резко обернулся. Медленно, мучительно медленно, но сорванная кожа на пальцах восстанавливалась. Он не верил своим глазам. Тело стало впускать в себя кровь. Он слышал, как он циркулирует внутри под напором потоков, размораживая ее изнутри. Он услышал, как капли крови первый раз обмыли сердце. Минута, десять, полчаса… Наконец, он услышал тихий удар, не удар, а легкое шевеление ее сердца, затем оно стукнуло более громко, разгоняя кровь, толчки постепенно ускорялись. Гули отошли от тела. Оно теперь работало само. Толчки уменьшились, почти заглохли, что свидетельствовало о восстановлении. Когда она придет в себя, сердцебиения не будет совсем. Князь улыбнулся. Его переполняла радость. Он искренне поблагодарил своих слуг и попросил оставить его одного с ней. Он взял ее за руку, рассматривая жесткие шрамы на ее пальцах, гладил ее оборванные волосы, жалел о своей ярости и торопливости. Нескоро сойдут шрамы с ее кожи, нескоро ее локоны восстановятся, слишком долго она была на грани смерти. Он молчал. Наступило утро. Его глаза закрылись, и он заснул, уткнувшись ей в шею.
Когда вечером он проснулся, она все еще была без сознания. Внизу, у подъезда уже урчали машины, которые были готовы отвезти хозяина дома и его вынужденную гостью в любое место. Князь выбрал ее дом.
Когда он вошел с девушкой на руках, серый комочек бросился ему под ноги с жалобным мяуканьем. Мужчина положил девушку на кровать и аккуратно укрыл. Затем нагнулся и бережно подхватил на руки кошку. Но через десять секунд ласки, она вырвалась и запрыгнула на кровать. Она вылизывала лицо девушки и вопросительно мурлыкала, оборачивалась на растерянно застывшего мужчину, прося о помощи. Он улыбнулся, присел рядом и начал гладить кошку, рассказывая ей, что случилось, уверяя, что все будет хорошо. И кошка успокоилась, улеглась рядом и прикрыла глаза.
Князь прошел в соседнюю комнату и положил ей еды. С фырканьем и урчанием полосатая быстро съела все и вернулась обратно на свой пост, грея боком больную. С другой стороны прилег Князь.
Проходили ночи. Регенерация ускорилась, черты лица становились все более живыми, шрамы от вырванной кожи рассасывались. И вот он была готова открыть глаза.
Князь грустно улыбнулся, погладил свою помощницу в лечении, и вышел из квартиры, захлопнув за собой дверь. Он не хотел благодарности, он хотел совсем другого. А еще его сердце стала наполнять холодная злость. Его мучили вопросы, на которые ему были нужны ответы.

Имя Князя прошептали ее губы, когда он открыла глаза. Кошка радостно мурлыкнула и, забравшись к ней на грудь, стала вылизывать лицо. Девушка засмеялась и обняла ее, затем повернулась на бок и снова заснула. Только теперь, когда она почувствовала его запах и бывшее присутствие, ее сон был теплым и тихим. Она улыбалась.

@темы: Князь, Забытое, Моя Россия

23:02 

Только через сумасшествие можно постичь истину
Хочется подпрыгивать от удовольствия… И от неземной радости… А главное, от предвкушения!!! Я вчера видела его!!! Я видела того оборотня!!! Видимо, Artemis в свое время ошибся, когда посчитал, что убил его. Я почти забыла о нем за три года. Как давно же это было… Но вчера все изменилось.



читать дальше



А сегодня я буду пить. До нашей встречи, люди!!!!!

@темы: Оборотень, Моя Россия, Artemis

20:40 

Только через сумасшествие можно постичь истину
Снег тихо засыпал Москву. Люди, уставшие от всепроникающего холода, ловили теплые вечера для прогулок. Москва ожидала второе нашествие холода.

Он тихо надвигался на Москву, это чувствовалось в воздухе. А может мое тревожное ожидание подсказывала мне это ощущение.

Я шла по улице, взбивая снег ногами, помогая мягким снежинкам засыпать мою белую меховую курточку. Город жил, как всегда в это не очень позднее время, навстречу торопились пешеходы, машины пытались найти не засыпанное место для парковки. Все как всегда. Пока как всегда. Скоро что-то изменится в моей жизни.



Он был там. На том же самом месте, в длинном плаще, высокий и элегантный. Маска белого цвета отражала радужные отблески снега. Он рассматривал снег, запрокинув голову назад. Я подошла и встала рядом.

- Привет, - мурлыкнул он.

- Доброй ночи, - выдавила я из себя.

- Она всегда добрая. Когда не злая. – Он рассмеялся своей шутке. Его смех стал для меня неожиданностью – звонкий, полный искреннего веселья и задора, он так не соответствовал его облику.

- Я люблю снег. Он веселый.

- Угу…

Он обернулся ко мне.

- Ты меня боишься, почему?

- Это не страх.

- А что же?

- Это восхищение и…

- Недоверие? – подсказал он мне. Затем вновь запрокинул голову навстречу снегу.

- Пожалуй, да. Почему…?? – Я замолчала, не договорив.

- Почему я позволил тебе остаться? Почему закрыл глаза на твои неприятности, на твои преступления? На то, что тебя не будут рады видеть практически нигде? Почему я готов помогать тебе во всем? Выгораживать тебя? Почему не обращаю внимание на то, что без моего ведома ты дала жизнь той девчонке? Почему не контролирую твои передвижения? Почему не сдаю тебя полиции, прощая тебя? *пауза* Почему люблю тебя?

Я удивленно подняла глаза на него. Он вновь посмотрел на меня.

- Потому что ты нужна мне.

Я ухмыльнулась:

- Я уже слышала это один раз. Потом мне пришлось убегать из Франции. По моим следам летели ищейки. Они жаждали моей крови. Даже Князь Франции не сумел остановить ЕГО ищеек. А Вы смогли меня спрятать. Неужели мои небольшие способности могут представлять такую ценность, чтобы бросать ему вызов?

- Но я же тоже не мальчик. Далеко не мальчик. И я контролирую такие силы, которые даже не снились моему французскому коллеге. И дело не в твоих способностях.

Он обернулся вновь на меня. Его болотные глаза на секунду отразили свет фонаря.

- Мы еще поговорим об этом потом. Сейчас я отвечу на последний твой вопрос. Да, его ищейки тут. Он сам даже рискнул однажды посетить Москву и, думаю, обнаружил, где ты остановилась. Я попросил его удалиться в обмен на обещание дать хотя бы какую-нибудь информацию о тебе. Мои службы теперь контролируют землю и воздух. Чтобы он не сумел попасть сюда снова. Что же ты знаешь такого о нем, что он за тобой охотится?

Я пожала плечами. Он помолчал пару минут, разглядывая меня в прорези глаз своей маски.

- Я могу тебе обещать, что в ближайшее время ты не умрешь от его руки. Но как долго я смогу контролировать его передвижения, я не знаю. Но сделаю все от меня зависящее.

Он замолчал. Я поняла, что разговор закончен. Я развернулась, чтобы уйти.

- Что это была за женщина. - Вновь обернулась я.

- Моя приближенная. Она заинтересовалась и наблюдала за тобой, прежде, чем опеку над тобой взял я.

- Ясно. Она мне нравилась.

- Да, она хорошая.

- До встречи!

- Увидимся.

Мы отвернулись друг от друга и пошли в разные стороны. В мой душе царило смятение. Я прокручивала в голове наш разговор и запутывалась все больше, все больше находилось вопросов на которые, я не могла ответить. В трансе я села в свою машину и достала сигарету. Вдруг в голове бархатно прозвучало «С Днем Рождения!». Я вздрогнула и обернулась – на заднем сидении стояла сумка, а в ней сладко дрыхла котенка. Маленькая, полосатая вислоушка. Рядом лежал букет оранжевых роз. В нем была записка «С любовью.»

Я включила первую передачу и сорвалась в ночь, увозя с собой драгоценный дар.

@темы: Князь, Моя Россия

21:50 

Беспокойство.

Только через сумасшествие можно постичь истину
Беспорядочно ходила кругами по комнате. В чем дело, почему я чувствую себя жертвой, дичью, загнанной в угол? Кто идет по моему следу? А точнее уже дошел и просто наблюдает за мной. Я все время нахожу свидетельства того, что прошлые ошибки снова нагнали меня. О Тьма, где же спрятаться от них? Боюсь, что нет на земле такого места, где мои старые враги и недруги не смогут менянайти.



Нужно идти к московскому Князю. Он должен знать всех прибывших в город собратьев за последнее время. Он вроде расположен ко мне. Что тоже весьма странно - он не может не знать, что за меня назначена награда и ведется охота в нескольких городах, причем как со стороны собратьев, так и людей. Почему же он решился приютить такую бомбу замедленного действия, как я?



Не понимаю. НЕ ПОНИМАЮ.

Надо позвонить ему, встретиться, спросить совета.



***



Позвонила ему. Он долго не брал трубку, а затем я услышала его чарующий голос. Одно только "Да?" и у меня пропали все вопросы касательно того, почему именно он стал Князем.

Голос был наполнен глубиной, теплотой и мудростью. Он знал, он читал все, что творилось у меня в голове, все, что творилось в подвластных ему владениях.

Я замерла, будто дотронулась до нежного бархата, боюясь спугнуть момент. Как бабочку.



Он ждал. И улыбался. У меня не поворачивался язык назваться, как тогда, пару лет назад, когда я только появиласьв Москве и пошла представляться ему.

Он уже ждал меня тогда, и мы встретились на улице. Его высокая фигура была закутана в шубу. Через поднятый воротник и маску, полностью закрывавшую лицо, было невозможно рассмотреть его.

Он просто подошел и взял меня за руку. Я замерла от этого прикосновения. Спокойного, аккуратного.

- Я готов тебя выслушать, беглянка.

На меня накатило оцепенение. Сколько мы стояли, я не заметила. Наши взгляды пересеклись и лишь глазами я смогла "протараторить" все о себе. Когда я замолчала, он кивнул и сказал короткое "Оставайся" и сунул мне в руку сотовый с одним единственным номером в телефонной книжке. Затем развернулся и ушел.



И вот теперь я позвонила по этому номеру и замерла, вновь услышав его голос.

Он улыбался. Я "слышала" это.

- Это ты, беглянка?

- Да, - выдавила я из себя.

- Нужно поговорить? Встречаемся там же.

Он положил трубку.



Я долго слушала гудки, пытаясь избавиться от наваждения. Затем начала собираться.

Не знаю, чем закончится наша встреча. Что он скажет мне?...

@темы: Князь, Моя Россия

23:05 

Только через сумасшествие можно постичь истину
Вторая и последняя часть.

читать дальше

@темы: Кристина, Моя Россия

22:19 

Только через сумасшествие можно постичь истину
Не думала, что снова примусь за старое. Первая часть.

читать дальше

@темы: Моя Россия, Кристина

12:55 

Встреча с Alanice.

Только через сумасшествие можно постичь истину
Весело оглянувшись на Alanice, вошедшую ко мне в номер, я схватила трубку телефона и набрала номер, который она мне продиктовала. Трубку подняли на третьем гудке, и я услышала приятный женский голос:

- Компания ..., доброй ночи!

- Доброй! - Произнесла я. - Ваша фирма занимается организацией праздников?

- Да, - ответила девушка. - Чем мы можем быть Вам полезны?

- Дело в том, что у нас намечается девичник, и я хотела бы сделать небольшой подарок для именинницы.

- Я так понимаю, что Вы уже знаете точно, чего хотите, - на том конце девушка хищно улыбнулась, ожидая нового богатого клиента, каковым я и являлась.

- Да, я хочу двоих... нет, троих...

- Замечательно. Есть какие-нибудь особые пожелания? Может темная кожа?

Я обернулась на Alanice, которая сидела на подлокотнике моего кресла, прислушиваясь к разговору и покачивая ногой. Она пожала плечами.

- Мне нужны самые лучшие. Цвет кожи не имеет значения, - ответила я девушке.

- Хорошо, а Вы знаете наши расценки?

- Это тоже не имеет значения.

- Замечательно. В таком случае, я повторю Ваш заказ - трое мальчиков...

- Стоп, - перебила я. - Я не говорила про троих мальчиков.

- Но Вы же сказали... - девушка расстерялась.

- Я говорила, что мне нужно организовать девичник, но я не сказала, что мне нужны только мальчики. Третьей из этой тройки я хочу видеть девочку. Тоже самую лучшую.

Alanice выпрямилась в кресле, вслушиваясь в мои слова. Девушка на том конце провода быстро соорентировалась и затараторила:

- Замечательно, двое молодых людей и девушка. Назовите Ваш адрес и время праздника.

- Прямо сейчас. Гостиница "...", номер ...

- Сейчас? - девушка опять расстерялась.

- Если Вы не в силах мне помочь, я обращусь к услугам другой компании.

- Нет-нет! Что Вы?! - Девушка быстро повторила заказ, адрес и уточнила несколько деталей, затем попрощалась и словила от меня приказ забыть об этом разговоре и уничтожить все документы о нем после того, как "заказ" выедет к нам.

Я повесила трубку и с удовольствием откинулась на спинку кресла, на ручке которого все так же сидела Alanice.

- Они скоро будут, - проговорила я, проводя кончиками пальцев по нежной коже ее предплечья.

Alanice была мыслями где-то далеко и лишь мимолетно вздрогнула, ощутив мою ласку. Усмехнувшись ее отстраненности (звонок был ее идеей), я подхватила со столика ключ, который я сделала, получив доступ к ключам на ресепшене, и который подходил к номеру этажом выше, и вышла из номера, чтобы проверить верхнюю комнату, куда и направлялся наш "заказ".



Номер был пуст, в него так никого и не заселили. Я поставила захваченные с собой бутылки с разнообразным спиртным в лед и позвонила вниз, сделав небольшой заказ. Окно распахнулось, и я увидела на подоконнике Alanice. "Дорогая, ты всегда любила эффектное появление", - улыбнулась я.

Alanice спрыгнула на пол и подошла к своему креслу, по пути дотронувшись до моей щеки прохладными пальцами. Она, как и я, растянулась в своем кресле. Я докуривала вторую сигарету, когда в двевь посучали - доставили заказанные мной фрукты во льду. Мальчик-курьер чуть смутился нашей ожидающей тишины. Врядли он еще когда-либо так отчетливо ощущал запах голода и желания. Я смотрела на его торопливые движения и на его красные от нашего внимания уши, и мои губы растянулись в хищной усмешке. Курьер взглянул на меня, затем перевел взгляд на Alanice. Не знаю, было ли на ее лице такое же выражение, что и у меня, но того, что было, хватило для того, чтобы мальчик одними губами прошелестел "чаевых не надо" и быстро ретировался.



Еще одна сигарета истлела в моих руках. Раздался стук в дверь. "Да?" - мурлыкнула Alanice. Дверь открылась. На пороге стояли двое мужчин. Alanice подалась вперед в ожидании, оглядывая стоящих. Между ними появилась девушка, которая и представилась, объяснив, что их прислало агентство. Я пригласила их войти. Мужчины несли в каждой руке по большой сумке. "Одежда и аксессуары", - объяснил один из них. Затем они прошли в другую комнату (в этом номере две комнаты, как и в моем). Дверь приоткрылась и на пороге появился один из мужчин, который прошелся по нашей комнате, расставляя и зажигая свечи, пристроил музыкальный центр на столе рядом с замершими во льду фруктами и бутылками. Включил его. Мое тело вздрогнуло, услышав такой знакомый перестук кастанет. Молодой человек скрылся за дверьюв комнату, где переодевались его друзья (коллеги). Через минулу он выкатил небольшую круглую сцену и уточнил у нас о звукоизоляции. Я, усмехнувшись, ответила, что с этим все в порядке. Он установил сцену в центре комнаты и, слегка поклонившись нам, ушел в другую комнату.



Звук кастанет, который лился из музыкального центра, переливался и завораживал. Вдруг он смолк. Минутная тишина. Дверь распахнулась, и вошел один из молодых людей, держа гитару. Он присел на одно колено недалеко от сцены и начал играть. Сначала тихо, а потом то ускоряя, то замедляя темп. Центр молчал. Лишь гитарные переборы расказывали о море, то о тихом и спокойном, играющем с солнечными зайчиками, то о бурном и беспощадном, способном поглотить все на своем пути. Играбщий полностью ушел в свою музыку, только его пальцы порхали над струнами, засталяя их плакать и жариться от зноя.

Вновь открылась дверь. На пороге стояла девушка. Ее фигурку обнимало черное с красным платье. Она поднимается на сцену и замирает там. Руки вскинуты над головой в плавном, но хищном изгибе, чуть выгнутая назад спина и слегка опущенный вниз подбородок, гордость и свобода. Миг неподвижности… И россыпь дроби – каблуки туфель легко и ясно отбивают ритм, заставляя теперь гитару следовать за собой. Ритм подхватили кастанеты, появившиеся в руках девушки. Вдруг гитара замолкает и остается один лишь бешеный перестук кастанет. И тут они замолкают, теперь гитарист и играет, и отбывает ритм. Руки девушки взлетают и следом взлетает и обвивается вокруг ног струящаяся юбка. Черно-красный вихрь на мгновенье обхватил фигуру девушки и вновь покорно упал. А у нее в руках уже веер, который вычерчивает в воздухе резкие узоры, сливается в плавные линия, следую за ритмом каблуков. Несколько кошачьих плавных движений и девушка замирает, обхватив себя руками за плечи и опустив голову. Гитара, секунду назад кричавшая о жарких и лунных ночах, запела еле слышно.

Дверь открылась в третий раз и появился третий исполнитель. Он поднимается на сцену и начинает петь, обходя вокруг застывшей девушки. Низкий, чуть хриплый голос сменяет собой резко оборвавшийся ритм каблуков, вплетаясь вместо него в мелодию гитары. Он пел незнакомую мне песню. Он рассказывал о том, как нежется море под лучами солнца, как по ночам смыкаются жаркие объятья, он пел о любви, зное, любви, страсти.

Накенец, он подходит к танцовщице, протягивает ей руку, но вновь взлетают черно-красные оборки и, неподвижная до этого девушка, вновь оживает. Вслед за голосом певца – резкий поворот тела, взлетают руки, вновь обнимающие пальцами кастанеты, которые уже шепчут слова. Она гордо отворачивается от него, кастанеты шепчут о желании.

Мелодия становится более напористой, жесткой. Звук каблуков барабанной дробью вливается в новую песню. Наконец музыка обрывается. Остается только ритмичный перестук каблуков. Плавный изгиб спины, хищный взгляд, взлетающие черно-красные кружева юбки. Девушка вновь замирает, и в этот же момент обрывается песня. Музыкант уже поставил гитару и поднялся к танцующим на сцену. Он медленно обошел замерших, тяжело дышащих танцоров, и встал между ними, оставляя девушку за своей спиной. Двое молодых людей схлестываются в танце. Опустив головы и выгнув назад спины, они начинают бой. Теперь застучали их каблуки. Шаг, шаг, шаг... Этот ритм совсем другой. Он заставляет застыть на месте, он откровенно шокирующий и напористый. Это не просто танец – это схватка. Схватка двух сильных и достойных. Но кто-то должен победить. Двое на сцене двигаются в едином ритме, движения рук – как зеркальные отражения друг друга. Сейчас они равны.



Девушка потихоньку отходит назад. Подходит и становится рядом со мной. Танцоры резко останавливаются и, тяжело дыша, смотрят на Alanice. Затем один из них спрыгивает, подхватывает ее на руки и ставит на сцену. Девушка, стоящая рядом со мной, кладет мне руку на плечо. Я вздрагиваю - мои эмоции накалены до предела волшебным танцем, и смотрю на нее. Она падает передо мной на колени и целует руку. Затем встает и завет меня в другую комнату. Я иду за ней, лишь один раз обернувшись и увидев, что молодые люди увлекли Alanice, и теперь она кружится с ними в бешенном танце.

Я зашла в комнату за девушкой. Повсюду лежали разбросанные вещи, которые привезли с собой танцоры. Девушка вновь упала передо мной и взяла меня за руку. Тихо, чуть слышно, она прошептала: "Мой хозяин послал меня предупредить Вас, Госпожа, что Вам необходимо уезжать отсюда. Они уже близко." Услышав ее слова, я вздрогнула - гуль. "Кто твой господин?" - спросила я одними губами. Девушка лишь покачала головой. "Эти танцоры - подарок от него, но я не могу назвать Вам его имени."

Мы долго стояли с ней, глядя друг на друга. Я обдумывала случившееся, а она со страхом в глазах ожидала моего приказа рассказать о нем. Но я этого не сделала. Я услышала, как за дверью утихли танцы, и решила не мешать Alanice. Я обняла девушку и выскользнула с ней в окно. "Я не спрошу того, чего ты панически боишься, но сделай вот что... Задержанный "заказ" (а ведь вы, наверно, задержали троицу из агентсва) передай своему хозяину. Не люблю подарки от незнакомцев. Ты свободна." Девушка вновь упала на колени, поцеловала мою руку и прошептала: "Да, моя Госпожа" Затем он вскочила и устремилась к стоящей неподалеку BMW с работающим мотором. Машина сорвалась с места.

Я подняла голову и посмотрела на окно номера, где осталась Alanice и танцоры, развернулась и долго гуляла по Москве, вслушиваясь в ее мостовые и стены.

@темы: Alanice, Моя Россия

17:36 

Растерянность...

Только через сумасшествие можно постичь истину
Только что мне позвонили с ресепшена и сказали, что внизу меня ждет письмо. Я попросила, и через несколько минут мне принесли его в номер. В записке было только 2 слова и подпись: "Франц. Помнишь? Доброжелатель."

Письмо из прошлого, на русском языке. Что бы это значило? В свое время я бежала из Франции и от этого собрата.

Кто же этот доброжелатель, который напомнил мне про эту историю. Ах да, я же обещала рассказатьо ней. Но еще не время.

Неужели на меня опять начали охоту?

А как же Катрин? У нее хватит самонадеянности влезть в очередную авантюру. Может она вернулась во Францию? Мы договаривались с ней, что раз в год будем встречаться в одном баре в Твери или оставлять там информацию. Мы не обменивались координатами. Может что-то случилось с ней? Надо будет все-таки съездить в Тверь, в этот бар... Вдруг там какие-нибудь известия для меня.

А может Франц здесь? (мои губы задрожали) Нет, такого не может быть. Он не мог меня так просто и быстро найти.

Пора съезжать отсюда. Сниму квартиру.

Пусть ищут.

@темы: Моя Россия

10:33 

Только через сумасшествие можно постичь истину
Сегодня я проснулась довольно поздно – за окном была поздняя ночь. Это все моя бессонница.

Я открыла глаза и сладко потянулась, ощущая, как жизнь возвращается в меня и разливается во мне потоками до самых кончиков моих пальцев. Но эти потоки уже были ленивы, а внутри меня бушевала жажда. Желание нагнать, играть с жертвой, пока она не выдохнется (как кошка), а затем вонзить в нее клыки и пить ее жизнь, сосать горячую струю, фонтанирующую из порванной артерии, слизывать быстро застывающие соленые капли с губ, довольно урчать и пить, пить, пить. До смерти. Много. Досыта.

«Да!» - воскликнула я своим мыслям и вскочила с кровати. Ночник, который я забыла погасить прошлым утром, уютно освещал мой небольшой гостиничный номер. Но что-то было не так. Какая-то часть меня была уверена, что что-то произошло. Я окинула номер быстрым, цепким взглядом. Нет, все лежало на местах. Горничные не могли ко мне зайти, так как я предупредила менеджера, что предпочитаю ночную уборку. Мы с ним договорились, что они просто будут оставлять чистые полотенца у двери, и раз в три дня горничная будет менять постельное белье и убираться в номере, что она и делала позавчера.

Но что же тогда произошло? Я подошла к зеркалу во весь рост, но оно, как ни странно, молчало, хотя вроде обойти его цепкий взгляд довольно сложно. Пытаясь не паниковать, я спросила у ночника, который стоял в закутке вместе с моей кроватью (зеркало только туда не доставало), кто же приходил ко мне. И он сумел поведать мне, что в начале этой ночи, почти в сумерках, рядом с моей кроватью появилась девушка. Судя по всему, вампир. Довольно-таки высокая и безумно красивая, а голодные всполохи в ее глазах вызвали у меня теплую дрожь.

Она села на край моей кровати и что-то долго шептала мне, склонившись ко мне и едва не касаясь моих губ своими, пока говорила со мной. А затем она погладила меня по руке и исчезла. Кто это?

Я скинула с себя оцепенение, натянула на себя кое-что из одежды по погоде и вышла из номера.

Я шла по улицам столь уже знакомым мне, не обращая внимания на вывески, горящие окна, прохожих, и все думала о ней…

И вдруг сзади голос:

- Детка, куда торопимся? Может подкинуть?

Я обернулась на голос – как-то он сумел пробиться ко мне через мою задумчивость. Передо мной стояла машина («Жигули») серебристого цвета. И пассажир на переднем сидении и водитель, перегнувшийся через него, - молодые люди – ухмыляясь, нахально меня рассматривали.

- Будьте так любезны. Только я не знаю еще, куда мне надо.

Парни переглянулись.

- Кошечка, тогда поехали с нами, у нас тут небольшой клуб есть. Погудим? – утвердительно спросил водитель.

- Почему нет? – ослепительно улыбнулась я ему и, распахнув заднюю дверь, проскользнула внутрь. Там я села посередине сидения и обхватила руками спинки передних сидений. Мои новые знакомые явно забалдели, когда я нечаянно касалась то одного, то другого грудью, когда машина подпрыгивала на дороге. Я сделал вид, что не заметила, когда водитель изменил угол наклона зеркала заднего обзора, чтобы ему было удобнее заглядывать ко мне в глубокий вырез.

Проезжая мимо леса, в котором я встретила молодого оборотня, я прикидывала место, где можно было бы притормозить для «более тесного знакомства». И тут я заметила съезд к каким-то техническим зданиям и попросила ребят остановиться. Они начали убеждать, что туалеты есть и в клубе, но когда я откинулась на сидении в довольно вальяжной позе, парни, видимо, решили не тормозить процесс и поэтому затормозили машину.

Я вышла и потянулась всем телом, вдыхая запах их крови, молодой, бурлящей от похоти крови. И я обернулась к ним. Они к тому времени уже тоже вышли из машины. Я улыбнулась им. Ребята были пьяны и покачивались. Но один все же, видимо, смутился, заметив мои клыки. А его товарищ уже подошел ко мне и опустил руки мне на плечи. Я прижалась к нему и, когда я вонзила клыки ему в шею (в голове мелькнула мысль, что не получилось поиграть), он вскрикнул «да, киска!» После этого второй тоже отбросил сомнения, подошел и обнял меня сзади. Но это я осознала потом, а в тот момент мой взор застилала красная пелена крови с голубыми прожилками алкоголя в ней («просто водка» - подумалось мне). Я пила эту пелену, но в какой-то момент обратила-таки внимание на второго пьяного, обнимавшего меня сзади. Я сделала несколько шагов назад, не выпуская из рук почти пустого авантюриста, и сильно прижала заднего к боку машины. Он слегка вскрикнул, но после ощутил мой приказ и замер. Тело первого рухнуло у моих ног. Я обернулась. Стоящий у машины глупо хихикал: «Надо же было так нажраться, чтобы сил не хватило на то, чтобы бабу…» Я порвала ему горло. Конец фразы он пробулькал фонтаном из порванного горла. Я выпила и его.

Затем, замаскировав, следы, я оттащила трупы в лесок и припрятала, а затем села за руль их «девятки» и отогнала ее в центр города, где и бросила.

Я возвращалась в гостиницу долго, наслаждаясь опьянением крови, а когда добралась, упала в кровать и вырубилась в секунду, успев подумать еще раз о том, что это была за посетительница, которая пришла в мой номер вечером.

@темы: Моя Россия

14:40 

Только через сумасшествие можно постичь истину
Все никак не могу забыть нашу ночную погоню с тем молодым оборотнем, хотя и не могу вспомнить его лица. Мне иногда кажется, что его запах окружает меня как невидимое и легкое как паутинка покрывало. Вроде и нет его, но оно не дает свободно жить и дышать. Я будто всегда под его присмотром. Да, знаю, что это невозможно – Артемис говорит, что убил его. Но чувствую его охрану (?), его мысли, вспоминаю его жажду моей крови.

Говорят, что враги легко могут стать друзьями… И даже очень близкими. Странно, к чему бы эти мысли?..

Видимо это просто тоска по Катрин, по моему прошлому, которое как шлейф тянется за мной и вот-вот оборвется и не останется тепла… Лишь одиночество и охота, ночь и паника в глазах у жертвы, которые постепенно стекленеют, горячая кровь на губах и ненависть к музыке, которая укачивает, расслабляет и уносит в зеркальный коридор, в зеркалах которого стоят лица. Лица друзей, родных, просто знакомых, незнакомцев… И все они мертвы.

А есть другие лица. Лица не людей, но собратьев. Горящие, но холодные глаза, жадные, но сухие губы… И души… Души, что заперты в холодных телах, но которые способны рассказать все… Они кричат… Истошно, с надрывом… Но их никто не слышит. И я становлюсь такой же. И я оставляю все живое, что еще есть во мне, позади, в длинной шлейфе, что вот-вот и…

@темы: Моя Россия

15:54 

Встреча.

Только через сумасшествие можно постичь истину
Видела его сегодня. Он стоял в свете Луны, задрав голову и принюхиваясь. Луна серебрила его шерсть и отражалась двумя маленькими кружочками в его глазах. Его нос медленно двигался из стороны в сторону.

Вдруг ветер слегка изменил направление и донес до него дуновение моего запаха. Он глухо зарычал, повернулся и медленно направился в мою сторону. Большие, массивные лапы были чуть согнуты, и он был готов ринуться вперед, если бы ветер пошутил с моим запахом еще раз. Я слегка запаниковала, поскольку стояла среди деревьев в лесу и не знала, сколько еще таких же волков могло находить вокруг меня.

Я послала ему тихий сигнал в мозг, в его человеческую часть, заставляя его чуть изменить направление. Он дернулся, но поддался моему влиянию. Свернув в сторону, он исчез среди теней.

Деревья вокруг шептались и, казалось, указывали на меня своими ветвями-руками. Я хихикнула. Мягкий шорох тихих шагов оборотня оборвался. Он вновь замер, вынюхивая меня. Я громко засмеялась и заскользила в ту сторону, откуда пришла. Он увидел меня.

Мягкие удары по земле подсказывали мне, где он находится, а бешенство в его горящих кружочках говорило мне о том, что он просто так не расстанется с идеей нагнать меня. Размах его лап отличался от размаха обыкновенного волка. Он совершал прыжки по 2-3 метра. Я замедлила свой полет, и он негромко взвыл от ожидания ощущения моей «гадкой» плоти на его зубах. Я дразнила его.

Казалось, что он еще не знает своих возможностей и открывает их в погоне за мной. Он был силен, но не пользовался своей силой в полной мере. Я снова засмеялась и стала потихоньку напевать песенку. Волк взвился на пару метров над землей, услышав мой смех. Его зубы блестели в свете Луны. Он жаждал меня, но еще не мог достать, и это приводило его в такую ярость, что казалось, что он готов грызть деревья от злости.

Я заскользила еще быстрее и, перепрыгнув забор на краю лесу, наконец, вынырнула под уличные фонари. Люди, на которых я чуть не упала, шарахнулись в сторону от неожиданности, а когда следом за мной в большом, затянутом прыжке из-за решетки забора выпрыгнула серебристая фигура, они бросились врассыпную. Затормозив и смутившись, волк вернулся за деревья, но, когда оттуда появился злой, но все же человек, меня там уже не было – двигатель уже тихо поприветствовал меня своим мурлыканьем и с готовностью сорвал машину с места.

Сегодня была чудесная ночь. Теперь я пойду спать, похоже что моя бессоница оставила меня в покое.

@темы: Моя Россия

Записки Сумасшедшего Вампира "Слезы Каина"

главная